Карнавал лицемерия. Вторая часть.

Politsturm
Politsturm
Карнавал лицемерия. Вторая часть.

Данная публицистически-конспективная статья написана на основе работ Соцкова Л.Ф. Неизвестный сепаратизм, Абрамяна Э. Кавказцы в Абвере и ряда статей историка Романько О.В.


Теперь несколько слов скажем о национальных воинских формированиях кавказцев на службе у нацистской Германии и их предтечах.

С середины 1920-х годов диверсионные группы дашнаков, меньшевиков и мусаватистов не раз переходили границу СССР, проникая с территории Турции и Ирана, где располагались их базы и тренировочные лагеря. Финансировались они “большими друзьями” Советского государства и выполняли для них необходимую грязную работу. С 1934 года этими людьми начала заниматься Варшава посредством уже знакомого нам “Прометея”. Особенно полезной для польских спецслужб оказалась разведгруппа “Кавказ”, состоявшая из уроженцев Азербайджана: подрывников, радистов, разжигателей антисоветских настроений среди населения и прочих ценных кадров.

В 1935 году под покровом ночи советскую границу через Иран и Турцию попытались пересечь диверсионные группы “Мусават” и “Аракс”, однако ночная мгла не помогла и они прекратили своё существование из-за больших потерь среди личного состава. В первую группу входили только азербайджанцы, вторая была смешанная армяно-азербайджанская. В те же годы ряд подобных групп действовал долгое время вблизи от Карабахского автономного округа, ведя подрывную работу и антисоветскую агитацию вплоть до конца мая 1945 года. Не отставали и грузинские меньшевики, боевые группы которых, типа “Сакартвело”, “Момавали”, проникали в Грузию с турецкой стороны и провоцировали волнения среди граждан в конце 1924 года.

Нацисты, когда настал их черёд, подошли к работе с националистами Средней Азии и Кавказа основательно и педантично. Ими был создан институт “Арбайтс Гемайншафт Туркестан” при Главном управлении имперской безопасности (РСХА), возглавлял заведение гауптштурмфюрер СС, доктор медицины Р.Ольцши. Институт покровительствовал следующим организациям: Туркестанскому, Татарскому (Идель-Урал), Северокавказскому, Азербайджанскому, Грузинскому, Армянскому национальным комитетам, а также Крымскому центру. “АГ Туркестан” готовил агентов-пропагандистов для работы в национальных воинских формированиях. Из представителей тюркских и кавказских народов германское руководство начало формировать так называемые Восточные легионы, выступавшие под эгидой различных ветвей вооружённых сил Германии от пехотных батальонов Вермахта, всевозможных строительных, транспортных и прочих вспомогательных частей, разведывательно-диверсионных подразделений немецкой военной разведки — Абвера, до частей и соединений войск СС. Для Абвера по приказу адмирала В.Канариса в 1940 г. национально-эмигрантские организации также готовили группы разведчиков, диверсантов и агитаторов, которые затем передавались спецотделам военной разведки.

Адмирал В.Канарис

Перед нападением на СССР Абвером был создан специальный отдел “Валли” для организации разведки, контрразведки и диверсий. Отделы “Валли” имели в своём составе эмигрантские группы из кавказцев. На первых порах нацистское командование не особо доверяло группам кавказцев, но потом всё же решило использовать их на передовой. Национальным комитетам армян, грузин и азербайджанцев было велено сформировать небольшие отряды из “идеологически надёжных людей, готовых на всё”, т.е. обыкновенных фашистов. В числе горячих и молодых добровольцев рвавшихся в нацистскую армию встречались представители армянской эмиграции, состоявшие в движении “Цехакрон”, проникшиеся антикоммунистической, антисоветской пропагандой и видевшие родственные души в лице германских нацистов. Одной из первых таких групп была АГ-101, состоявшая из трёх зондеркоманд: немецкой, белоэмигрантской и дашнакско-арменаканской — армянской.

Эта группа помимо разведки осуществляла вербовку советских солдат в лагерях военнопленных. Завербованные грузины и армяне направлялись в учебные лагеря Абвера, Вермахта или СС. Например, к военнопленным Моздока и Пятигорска частенько наведывались дашнаки, одетые в немецкую офицерскую форму они чётко и ладно говорили по-армянски и предлагали спастись от голода, болезней и смерти, вступив в их ряды. Военнопленных уверяли, что германское руководство воюет против большевизма, а военнопленные армяне имеют шанс освободить родину от коммунистических и турецких захватчиков. Вербовщики свято чтили заповеди нацистских наставников и для того, чтобы на службу Гитлеру случайно не попали евреи, выдав себя за грузин или армян, носили с собой книги на национальном языке и Библию, предлагая кандидатам в легионеры сдать небольшой экзамен на “арийскость”.

В 1943 году Дро Канаян, именуемый нацистскими друзьями генералом, возглавил “Зондеркоманду Дромедар”, подчинявшуюся Абверу, в её состав были включены армянские нацисты из АГ-101. Германское командование и военный шатб Дро рассчитывали забросить Абвергруппу-114 “Дромедар” в Советскую Армению на самолётах через линию фронта, но ухудшение ситуации изменило их планы. Вербовщиками АГ-114 были бывшие военнослужащие дашнакской армии 1918-1920 годов, они тщательно промывали мозги своим подчинённым из рядов военнопленных от вредной советской идеологии. Состав “Дромедара” рос и летом 1943-го насчитывалось уже 120 “армянских патриотов-антикоммунистов”. Личный состав носил немецкую униформу — на правом рукаве кителя красовался шеврон армянского триколора, потерянный ими тогда, в 1920-м и вновь обретённый потомками в 1990 году,  и надпись “ARMENIEN”.

Группа “Дромедар” активно использовалась в тылу советских войск на Северном Кавказе и против партизан, а также на Керченском полуострове вместе со взводами грузин из соединения “Бергманн”. На оккупированных территориях Северного Кавказа, обосновавшись в Ставрополе, деятели этой группы вели антисоветскую пропаганду среди армян, создавали местные центры Армянского национального  комитета (АНК) и национальные формирования, которые затем перебрасывались в Крым и другие регионы. Следуя духу нацизма, Армянский национальный комитет всячески заботился об армянах края и переселял их в национальные городки и кварталы, где должны были проживать только армяне. Создавались школы исключительно для армян по немецким стандартам. Дромедаровцы через АНК вели пропаганду за Третий рейх и всячески показывали народу, что только Гитлер заботится об армянах и скоро будет создана Великая Армения под протекторатом нацистской Германии. Руководство Армянского национального комитета старалось убедить всех:

“Мы не нацисты, а просто патриоты, которые пытаются освободить родину от террора большевиков и освободить народ от этого гнёта, неся с собой идею свободной страны, где каждый будет жить, как захочет, имея при этом собственность”  (выделено нами) [6].

Совершенно аналогичные слова произносили руководители Грузинского и Азербайджанского национальных комитетов.

Абвергруппа “Дромедар” активно действовала на территории Крыма в 1943 году, преследуя советских агентов и партизан и убивая их при обнаружении. Часть диверсантов “Дромедара” участвовали в операциях на территории Грузии и Армении.

В сентябре 1941 года Абвер сформировал грузинскую диверсионно-разведывательную группу “Тамара”. Набирали добровольцев в оккупированной Франции из грузинских эмигрантов при участии Грузинского военного комитета во главе с Михаилом Кедия. Основная часть личного состава “Тамары” чуть позже была отправлена на Восточный фронт. Перед подразделением грузинских нацистов была поставлена задача мелкими группами проникнуть на территорию Советской Грузии и, совершая диверсионно-разведывательную и агитационную работу, подготовить население к восстанию против коммунистической власти, дестабилизировать внутреннюю ситуацию и содействовать населению в противостоянии большевикам.

Как и их идейные братья из “Дромедара”, грузины “Тамары” были одеты в немецкую униформу, на правом рукаве имели знак отличия — грузинский национальный флаг периода 1918-1921 годов и надпись “GEORGIEN”. Не следует думать, что азербайджанских националистов в этом плане хоть чем-то обделили немецкие хозяева, у личного состава азербайджанских легионеров тоже был нарукавный щиток с надписью “ASERBAIDSCHAN”, на котором красовались ровно те же цвета флага и полумесяц со звездой периода 1918-1920 годов, что сегодня “восстановлены в правах” и являются национальным триколором буржуазной Азербайджанской республики.

Грузинский легионер сдался в плен американцам

Позже в состав группы вошли военнопленные-грузины, завербованные из лагерей военнопленных в Румынии. Костяк составляли грузинские эмигранты — бывшие военные французской армии и эмигранты-грузины из Германии. Всех их объединяла ненависть к советскому строю и они желали “сбросить с плеч многострадальной Грузии большевистских убийц и угнетателей”. Ненавидеть большевиков им было за что, ведь многие из них потеряли власть, собственность, капиталы и уважение, всё это хотелось вернуть назад. Группа “Тамара” была поделена на две части и во время боёв за Кавказ “Тамара-I” действовала на территории Северного Кавказа, а “Тамара-II” — в районе горы Эльбрус и других частях Кавказского хребта. В 1942 году группу перебросили в Крым для борьбы с партизанами и создания национальных формирований из местных грузин.

Боец Армянского легиона

 

Помимо небольших специальных групп военное руководство Германии приступило к формированию кавказских и тюркских воинских частей. Соответствующий приказ о создании Восточных легионов появился 30 декабря 1941 года. Легионы представляли собой подразделения для выполнения не только чисто военных задач на фронте, но и запасные части для обучения личного состава фронтовых подразделений, центры по подготовке кадрового персонала — офицеров и унтер-офицеров. Для этого местом их базирования выбрали глубокий тыл нацистской армии — “Генерал-губернаторство Польшу”. Таким образом уже 13 января 1942 года появились Туркестанский и Кавказско-магометанский легионы, а 8 февраля последовал приказ о формировании Грузинского и Армянского легионов [7].

Оккупированная Польша была не единственным местом, где формировались и обучались Восточные легионы. В мае 1942 года новые учебные центры были развёрнуты и на Украине. Специальные “комиссии” с лета 1941 года и, появивишийся перед наступлением на Кавказ в 1942 году, “Организационный штаб К” вербовали добровольцев среди военнопленных уроженцев Кавказа и Средней Азии. После этого, немного восстановив здоровье и отдохнув, будущие легионеры направлялись в подготовительные лагеря Польши и Украины, где приступали к обучению строевой подготовке и усвоению немецких команд и уставов. Занятия проводились немцами с помощью переводчиков, а также командирами из представителей данной национальности. Уже осенью 1942 года первые батальоны из Восточных легионов были отправлены на Кавказ и под Сталинград.

Азербайджанский легионер

Однако немцам было недостаточно таких разграниченных национальных формирований кавказцев и они приступили к созданию специального единого подразделения, в которое должны были войти все народы Кавказа. В глазах нацистов такое военное формирование могло стать сильным пропагандистским ходом, чтобы “народы Кавказа воодушевились этим символом единения и восстали против советского ига”. За эту задачу взялась немецкая военная разведка — Абвер. К середине октября 1941 года из лагерей военнопленных было отобрано 400 человек разных кавказских национальностей. Печально известный нацистский деятель Теодор Оберлендер и его помощники лично участвовали в отборе добровольцев, выбирая самых лучших и идейно благонадёжных. Сам обер-лейтенант Т.Оберлендер, как большой знаток Советского Союза, стал командиром формируемого соединения, а его заместителем — зондерфюрер В. фон Кутченбах, который вырос в России и хорошо говорил по-русски и по-азербайджански. Решили что будущее нацистское детище будет называться Соединение специального назначения “Бергманн” (“Горец”) и приписали его к полку Абвера “Бранденбург-800”. Состав пополнялся и стараниями меньшевика Ш.Окропиридзе, лейтенанта-дашнака из “Бергманна” А.Андреасяна и О.Саиднурова, ими было завербовано ещё 300 азербайджанцев, грузин, армян и северокавказцев из лагеря для военнопленных “Рижский”. К батальону присоединились 130 грузин из знакомого нам спецподразделения Абвера “Тамара”.

Для крепости арийского духа в Sonderverband ― “Bergmann” входили 300 отборных немецких фашистов из числа офицеров, унтер-офицеров и рядовых. Включили также и 40 партийных эмигрантов армян, азербайджанцев, северокавказцев: 9 дашнаков, 3 арменакана, 12 мусаватистов и т.п. Будущих освободителей Кавказа неплохо кормили — горячая еда раз в день, хлеб, колбаса, масло, кофе-чай с сахаром по желанию, курево. Платили и деньжат в немецких марках, обеспечивали бесплатным расквартированием, правда отдельно от немцев, и бесплатным медицинским обслуживанием. К концу лета общая численность “Бергманна” составила 1200 человек, из которых 300 немцев и 900 кавказцев. Посмотреть на “орлов” пригласили даже японских военных представителей, чтобы те тоже набрались опыта по созданию аналогичных инонациональных частей для японской армии. На присяге в верности клялись“кавказские орлы” не лично А.Гитлеру, как это делали части Вермахта и Абвера, а вооружённым силам Третьего рейха.

Бергманнцы одевались в немецкую униформу и носили стандартные немецкие знаки различия, нагрудная эмблема в виде свастики принятая для ношения в обычных национальных легионах ими не применялась. Так как они были “уникальные”, то вместо этого знака носили эмблему германского орла – как символ “арийского господства”. В качестве же собственного символа батальона “Бергманн” был избран кавказский кинжал и эти пронумерованные с тыльной стороны эмблемы носились на головном уборе. Номер каждого кинжала вносился в солдатскую книжку владельца. Этот символ “чести и достоинства” кавказских националистов “Бергманна” был позабыт ими в 1945 году, когда в Югославии части этого подразделения уничтожали все свои документы и эмблемы-кинжалы, чтобы не осталось никаких свидетельств их службы в батальоне “Бергманн”. Почему? Потому что югославские партизаны, как и советские на Восточном фронте, тут же расстреливали всех бергманнцев попавших к ним в плен, а после капитуляции Германии югославские коммунисты очень тщательно разыскивали среди пленных кавказцев Третьего рейха тех, кто служил в батальоне “Бергманн”, имеющих при себе эмблему кинжала расстреливали на месте. Видимо у них на то имелись веские причины…

В каждой роте “Бергманна” почитались национальные традиции и праздники, были и священнослужители благословлявшие перед боем свою паству. Перед атакой для воодушевления над бергманнцами разносились национальные мелодии извлекаемые из национальных музыкальных инструментов. В батальон с инспекцией частенько приезжали лидеры эмиграций и национальных комитетов, дарили “орлам” подарки.

Кормили и лелеяли “орлов” немцы не за просто так, и вскоре пришло время отдавать долги. 29 июля 1942 года специальный батальон “Бергманн” был переброшен из уютной Баварии в оккупированные части России, а оттуда на Кавказский фронт. Немецкое командование рассчитывало, что применение кавказских легионов во главе с “Бергманном” ускорит национальные восстания против советской власти в регионе. Но поначалу батальон “Бергманн” не использовался по назначению, его роты разделили и бросили на самые трудные и решающие участки фронта, где они потеряли до половины личного состава. Требовалось проверить прочность “истинных арийцев” из Кавказа.

После этого грузин 1-й роты использовали в боях с партизанами в лесной местности, азербайджано-германскую роту тоже бросили на тыловую зачистку. В целом все роты использовали в антипартизанских операциях и карательных акциях против партизан и их помощников. Помимо этого их использовали в диверсионных задачах по подрыву мостов, железнодорожных путей и т.д, в захвате объектов промышленности и запасов горючего и недопущении подрыва оных отступающими частями Красной Армии. Где-то им сопутствовал успех и “орлов” даже награждали Железными крестами различной степени, где-то их почти полностью уничтожали советские бойцы.

Эмблема Батальона Бергманн

К ноябрю того же года “Бергманн” всё ещё использовали не полностью по назначению как спецназ, а стали бросать как обычную пехоту на передовую. Там “орлы” вели пропагандистские акции среди бойцов Красной Армии армянской, азербайджанской, грузинской и других кавказских национальностей. Это им зачастую удавалось и на сторону “освободителей” перешло много советских солдат и в конце концов командование Красной Армии сняло на время кавказские формирования и перебросило их на другие участки фронта. Тогда же оживилась агентура Абвера из национальных Комитетов в республиках Северного и Южного Кавказа и там и тут начали вспыхивать восстания.

В число питомцев Абвера входила чеченская Особая партия кавказских братьев (ОПКБ), которые в 1942 году собравшись в городе Орджоникидзе выпустили обращение ко всем народам Кавказа. Цели у “Братьев” были кристально ясны: объединить всех антисоветчиков под крылом ОПКБ; ускорить гибель большевизма на Кавказе и создать свободную братскую Федеративную республику народов Кавказа под покровительством Германского рейха; всем жителям Кавказа предписывалось строго руководствоваться правилом “Кавказ — кавказцам!”, для этого надо было убить дух большевизма на Кавказе навсегда, выселить из Кавказа всех русских и евреев и далее всё в таком же духе. На гербе этой организации в числе прочего была изображена расстреливаемая кавказцем ядовитая змея — символ поражённого большевика, и закалываемая кавказцем шашкой свинья — символ поверженного русского варвара. К февралю 1943 года количество приверженцев “Братьев” в Чечне достигло более 6000 человек.

Не спали и армянские, азербайджанские и грузинские националисты. В Армении в сентябре 1942 года группа Ц.Аракеляна с нетерпением ждала сигнала немцев, чтобы поднять мятеж в Лорийском районе. Ждали и в Зангезуре. Одновременно с ними должны были восстать националисты в Сванетии, Аджарии. В Баку мусаватисты, проникнувшие туда с 1925 по 1942 год включительно, готовились нанести советским войскам  удар в спину и захватить нефтепромыслы. В Осетии, Дагестане тоже начались волнения. НКВД на протяжении 1942-1943 годов ликвидировало множество повстанческих групп местных подпольных националистов и десанты диверсантов из “Бергманна” забрасываемых в тыл, в которых был смешанный состав из немцев, армян, грузин, азербайджанцев и прочих народов Кавказа. В Армении и Грузии эти группы, выступавшие под командованием немецких офицеров, подрывали склады с боеприпасами, нападали на колонны солдат и автомашин Красной Армии, находя себе поддержку среди повстанцев-националистов и антисоветски настроенных граждан.

Молодчики Дро из группы “Дромедар” весной 1942 года проникли в Абхазскую АССР, где их в итоге поймали и они поведали сотрудникам НКВД много интересных сведений. Несколько немцев и группа армян из “Дромедара” и “Бергманна” — более 25 человек, высадились на территории Лорийского района Армянской ССР в начале сентября 1942 года с целью организации восстаний и создания общего антисоветского движения вместе с подпольными националистами Грузии и Азербайджана. Им удалось организовать повстанческие формирования численностью 500 человек, скрывавшихся в горных лесах Лори и Зангезура. Подпольная группа действовала и на территории Карабахской АО, усиленно готовясь поднять восстание.

Все они были ликвидированы в 1945 году в ходе спецоперации НКВД. Осенью того же 1942 года на территории Азербайджанской ССР и Дагестанской АССР действовали антисоветские группы численностью 700 человек, вооружённые различными видами стрелкового оружия. Для них сбрасывалось с немецких самолётов вооружение и прочие необходимые вещи. В районе Баку действовала группа “Зэт”, возглавлял которую эмигрант Д.Мамедов из Азербайджанского национального комитета, в состав группы входили в основном азербайджанцы уроженцы Баку — все бывшие нефтяники. Их задачей было захват и удержание нефтяных промыслов. Военное руководство нацистов прекрасно понимало, что для борьбы с этими диверсантами-антисоветчиками в горных условиях Красная Армия должна будет отвлечь с фронта немалые силы и средства, поэтому деятельность таких групп всячески стимулировалась и поддерживалась РСХА и Абвером.

Помимо отборных кавказских нацистов немцы использовали в боях на Кавказе обычные пехотные формирования Вермахта, состоящие из кавказских легионеров. Первоначально в эти батальоны, такие как 808-й армянский, 796-й грузинский, 800-й северокавказский, 804-й азербайджанский и т.д., набирались советские военнопленные без тщательной сортировки, порой насильно. Морально-боевой дух в них был крайне низок и его ещё больше подтачивали коммунисты проникшие в ряды легионеров, организуя подпольные антифашистские организации в батальонах. Постоянный риск быть пойманными из-за доноса или выдачи легионерами-националистами их не останавливал. Германские нацисты почуяв неладное усилили пропагандистско-агитационную работу, в которой им как-раз помогали как могли такие национал-патриоты как Нжде, Расулзаде и прочие борцы за буржуазное счастье. Позже гитлеровцы изменили структуру набора в национальные формирования и пытались брать только добровольцев. В случае с армянскими и другими батальонами командирами рот и взводов ставились не немцы, а эмигранты, которые по доброй воле служили Третьему рейху. Эмигрантские командиры пристально следили, чтобы советская ересь не проникала в ряды национальных частей.

Нарукавные нашивки армянского и азербайджанского легиона

В конце 1942 года руководство азербайджанских, армянских, грузинских и северокавказских Национальных комитетов решило создать военно-патриотические националистические организации в частях легионов, чтобы получше объяснить личному составу, за что они идут в бой против бывших товарищей. И тут тоже пришлась очень кстати “ расовая мудрость» Дудангинского, Нжде с его «вечным родоплеменным духом», ультранационализм грузинского розлива от М.Кедия и прочее и прочее. Нацистским хозяевам Национальных комитетов очень понравилось такое рвение подопечных: число дезертиров из легионов уменьшилось. Не подкачало и ведомство Геббельса поставляя газеты в легионы, а с ним и младшие братья из всё тех же Национальных комитетов со своими газетами, которые усиливали пронацистские настроения и антисоветский дух в батальонах.

Немецкое командование ценя заслуги “Бергманна” выделяло из их числа специальные группы и вливало в состав национальных батальонов, чтобы те вели пропаганду за рейх, поднимали боевой дух бывших военнопленных и выявляли антифашистские подпольные организации в этих батальонах. На стойкость и высокий боевой дух кавказских нацистов из “Бергманна” указывал тот факт, что за всё время боёв за Кавказ из их рядов не было ни одного дезертира. В 1943 году на Кавказский фронт прибыло пополнение из легионерских учебных лагерей Украины: новые азербайджанские, грузинские, армянские батальоны и вспомогательные роты и взводы. Повелители из германской “высшей арийской расы” не всегда хотели разбираться кто есть кто из их разношерстных подопечных и нередко формирования состоящие целиком, либо частично, из армян или грузин называли “тюркские части” объединяя их в “Туркестанские вспомогательные батальоны”.

Но вернёмся к “орлам” из “Бергманна” — этих всё так же активно использовали в тылу против советских партизан, чередуя с боями на передовой против Красной Армии и нацистское командование весьма ценило их службу на благо Третьего рейха. Например, член армянской роты “Бергманна” унтер-офицер М.Авоян со своим взводом, участвуя в боях против советских партизан в районе Моздока, взял в плен около 50 человек. За это ему и нескольким легионерам вручили восточную бронзовую медаль “За храбрость” II степени. Северокавказские бергманнцы М. Гайатов и А. Гадацов пробрались к советской заставе, кинули гранаты, убили пять солдат и двоих взяли в плен — за этот подвиг им тоже дали медаль, учреждённую специально для восточных народов “За храбрость” II степени. У азербайджанцев из “Бергманна” тоже были свои герои: азербайджанец Абаев убил более 20 солдат разведроты Красной Армии, попав в замаскированное расположение противника, легионер удостоился наград и похвалы. Даже немецкие генерал-лейтенанты типа Грейфенберга, начальника штаба группы армий “А”, высказывали “Бергманну”, 809-у армянскому батальону и 804-у азербайджанскому батальону Дудангинского своё восхищение, по его словам они:

“действовали в обширных лесных районах часто полностью самостоятельно, успешно боролись с бандами и отрядами противника и внесли большой вклад в дело обеспечения умиротворения этих районов” [8].

С января 1943 года началось отступление с Кавказа нацистов и их пособников. К концу месяца немецкая армия покинула Минеральные Воды, Ставрополь, Моздок. В ходе отступления немецких войск ими и их подопечными проводился массовый расстрел истощённых советских военнопленных, не поспевающих за отходящими армиями гитлеровцев. На Тамани идущие вслед роты бергманнцев также участвовали в расстрелах, некоторые из них, правда, отказывались стрелять по советским пленным.

Сами бергманнцы несомненно считали себя элитным спецназом, предназначенным для выполнения особых задач, но германское командование всё чаще и чаще использовало их “как обычных солдат Вермахта”, особенно в 1943 году, бросая в пекло самых трудных и кровопролитных боёв. Нацистам из “Бергманна” всё же удавалось нести относительно небольшие потери по сравнению с обычными пехотными национальными батальонами. Так в битвах на Кавказе 805-й азербайджанский батальон потерял 85% личного состава, 810-й армянский — 50%, 796-й грузинский — 50%, “Бергманн” — 27%. После отступления с Кавказа, “орлов” бергманнцев перебросили в Крым, в тыловые районы — защищать шоссе и железнодорожные пути, некоторых использовали в боях, но не на передовой, а против крымских партизан.

В Крыму располагались нацистские восстановительные и учебные лагеря, а также разведывательно-диверсионные школы. Для кавказцев в районе Евпатории весной 1942 года была открыта разведывательно-диверсионная школа “Гауптлагерь Крым”. В ней преподавали члены профашистских эмигрантских партий и агенты национальных комитетов. Прилежными учениками школы были армяне, грузины, азербайджанцы, чеченцы, осетины. Начальником над ними стоял — гауптштурмфюрер СС Т.Гиргензон. Национальными отрядами учебного заведения руководили проверенные антисоветчики, например, агент “Дромедара” М.Торлакян. Учеников вербовали в спецлагере в Аушвице, некоторые прибывали из крымских лагерей военнопленных и набирались из местного населения. За четырёхмесячный курс обучения через школу проходило более 200 агентов. Частенько школу посещали такие видные деятели как Михаил Кедия и Гарегин Нжде. Уже летом 1942-го, немногим позже открытия школы, в “Гауптлагерь Крым” прибыла “Цехакронская группа Нжде”, которая, конечно же, должна была действовать в турецкой Фракии, но, почему-то, “вдруг” была направлена в Германию для подготовки к действиям на Восточном фронте.

Кавказские легионы и “Бергманн” находились в Крыму с начала 1943-го и по январь 1944 года. Немецкие хозяева решили сформировать на базе батальона “Бергманн” целый полк и к нему присоединили части сформированные на Кавказе, а также национальные пехотные батальоны. В итоге полк “Бергманн” был сформирован из трёх основных батальонов:

  • Бергманн-I — грузинский из пяти рот;
  • Бергманн-II — азербайджанский из четырёх рот;
  • Бергманн-III — смешанный кавказский из пяти рот.

Численность свеженького полка составляла порядка 2500 человек. В составе Бергманн-III числились немцы, дагестанцы, армяне, осетины, ингуши, чеченцы, карачаевцы, балкарцы, кабардинцы, северокавказцы.

Отдельно скажем про деятельность Армянского национального комитета (АНК) в Крыму, который имел обширное представительство почти во всех населённых пунктах полуострова. Немецкие оккупационные власти благоволи АНК и не скупились на финансирование: на немецкие деньги восстанавливались армянские церкви и культурные памятники, организовывались праздники и прочие мероприятия. В районах населённых армянами открывались всяческие учреждения выдержанные в духе “арийской исключительности” — школы, больницы, театры, кафе и рестораны только для армян и немцев. Бурную деятельность развели армянские религиозные общины, которые организовывали буквально все дела, от духовных до торговых.

Так как гитлеровцы утверждали что: «Gott mit uns», то эти организации собирали средства на военные нужды Третьего рейха, в частности для формирования армянских национальных частей. Из местных крымских армян формировали вспомогательные воинские части и набирали полицаев. АНК проявляя дух национальной благотворительности каждый месяц собирал энную сумму денег для покупки еды и вещей для военнопленных армян и предпринимал попытки освобождения армян из нацистских концлагерей.

С самого начал 1943 года все кавказские формирования были задействованы в карательных операциях против партизан Крыма. В каких-то случаях при малейшей возможности они переходили с оружием в руках к партизанам, в иных – принимали активное участие в боях против советских войск и партизан, как, например, 804-й азербайджанский батальон “Аслан”. Но всё же моральное состояние кавказцев падало, что очень волновало немецкое командование. Подозрительные командиры рот и батальонов были смещены и заменены военными-эмигрантами, в состав батальонов введены роты пропаганды и особые взводы СС и СД. В результате командование сухопутных войск рейха издало приказ от 29 сентября 1943 года:

“Германское руководство идёт навстречу естественному желанию многих добровольцев …не быть вынужденными стрелять в своих соотечественников, посему даём им возможность непосредственно свести счёты с англичанами и американцами” [9].

С октября некоторые кавказские формирования начали выводить с полуострова, заменяя их немецкими, румынскими и другими европейскими арийцами. Однако многие кавказские подразделения остались и их продолжили использовать в борьбе с партизанами и боях за Крым. Несмотря на случаи перехода легионеров из некоторых азербайджанских, грузинских и армянских батальонов, основная часть кавказских формирований встречала огнём партизанские отряды.

Конечно же самыми стойкими были нацисты из полка “Бергманн”, которые своей активной борьбой с крымскими партизанами продолжали вызывать удовлетворение у немецких начальников, отличились все: и грузины, и армяне, и азербайджанцы с северокавказцами. Армянских нацистов из “Бергманна” к началу 1944 года практически не осталось — были убиты либо взяты в плен. Остатки переправили в Румынию вместе с другими “орлами” полка “Бергманн”, после чего группа армянских бергманнцев вошла в состав Армянского пехотного легиона и участвовала в антипартизанских операциях во Франции, а с августа 1944-го в составе армянского батальона против англо-американских войск близ Марселя и Тулона.

Эвакуированных в Румынию прочих бергманнцев не оставили без дела и грузинский батальон “Бергманн-I” после пополнения был направлен в Грецию, скоро за ними отправился смешанный кавказский “Бергманн-III”, где их использовали для охраны железных дорог и в действиях против греческих, затем югославских партизан. В сражениях против партизан в районе Афин порядка 40-ка бергманнцев-грузин почему-то прониклись идеями марксизма и перешли на сторону греческих партизан-коммунистов. Кавказские формирования участвовали также в боях против партизан Тито, а части “Бергманн-III” в операциях против греческой 4-й коммунистической партизанской дивизии “ELAS”.

В целом в течении 1944 года на Балканах бергманнцы были использованы максимально возможным способом и официально расформированы в декабре того же года. Как мы отмечали выше, командование первого и третьего батальонов “Бергманн” после капитуляции Германии приказало уничтожить все документы, знаки отличия и “кинжалы-чести”, которые могли выдать в них легионеров. Грузинский “Бергманн” был пленён югославской армией 8 мая 1945 года, немцев из их состава оставили в югославском плену, грузин передали Советскому Союзу. Смешанный кавказский батальон “Бергманн-III” разоружили войска союзников, немцев вскоре освободили, а кавказцев передали НКВД.

Азербайджанский “Бергманн-II” после пополнения в Румынии весной 1944-го был отправлен во Францию, где участвовал в традиционных для бергманнцев боях против партизан. Летом “Бергманн-II” передислоцировали в Польшу в район Варшавы. В августе 1944 началось Варшавское восстание, организатором которого явилось польское правительство в изгнании, сидевшее в Лондоне. К антифашистскому массовому выступлению присоединились части Армии Людовой и Польская рабочая партия. В самой Варшаве выступления носили не столь массовый характер. Гитлер был в ярости и приказал не щадить никого, ликвидировать всех пленных повстанцев, сравнять Варшаву с землёй, а всех поляков уничтожить независимо от пола и возраста.

Фанатичных исполнителей приказа фюрера у нацистов было предостаточно, особо “отличились” полк СС “Дирлевангер” и “Бригада Каминского”. Помимо них в окрестностях Варшавы кого только не было в распоряжении германского командования: казачий кавалерийский батальон, украинские роты в составе СД, восточно-мусульманский полк СС, танковая дивизия СС “Викинг” и конечно же “орлы” из Кавказского полка “Бергманн” — азербайджанский “Бергманн-III” совместно с азербайджанским полевым батальоном “Дёнмек”. Национальные формирования были разделены на роты и взводы и включены в специальные наступательные группы под командованием нацистских офицеров.

Отменной скотине штандартенфюрреру СС Оскару Дирлевангеру и его одноимённой наступательной карательной группе “Дирлевангер”, например, передали в подчинение, помимо прочих подразделений, Азербайджанский полевой батальон, 2-й азербайджанский пехотный батальон СС и азербайджанский батальон “Бергманн-II”. Другие части азербайджанских формирований были распределены по иным наступательным группам. Массовое уничтожение поляков в Варшаве продолжалось до 5-го августа, только карательной группой “Дирлевангер” было убито 10 тысяч мирных жителей, большей частью женщин и детей. За это многим участникам были выданы награды. Однако и сами каратели несли большие потери.

Азербайджанские “демократы” и борцы за независимость из числа политического руководства эмиграции, узнав об этом событии заявили “резкий протест” нацистскому командованию. Круг замкнулся: когда-то их приютили спецслужбы пана Юзефа Пилсудского, поставив на денежное довольствие и включив в состав “Прометея”, теперь же вырытая другому яма вернулась в польский дом… Азербайджанские лидеры требовали немедленно вывести азербайджанских легионеров из Варшавы.

Солдаты 1/111-го азербайджанского пехотного батальона, участвовавшего в подавлении Варшавского восстания. Август 1944 года

Немецкое командование не долго думая всё доходчиво объяснило азербайджанским легионерам в специальном послании. В нём говорилось, что это коммунистический бунт и он всего лишь прикрывается польским именем. Во всём виноват, как уже тогда было принято, “Совок”. Вермахт же, со своей стороны, благородно позволил покинуть город всем старикам, женщинам и детям. Азербайджанским борцам за независимость совершенно не о чем беспокоиться, в Варшаве они воюют не против польского народа, а против польских коммунистов, которыми управляет Советский Союз.

После подавления Варшавского восстания остатки азербайджанских батальонов и “Бергманн-II” были направлены в Данию. Там и закончилась “славная” история “Бергманна-II”, личный состав которого после капитуляции Германии был передан Советскому Союзу.

Данные по общей численности кавказцев воевавших на стороне нацистской Германии с 1941 по 1945 годы разнятся, однако судя по ряду источников вырисовывается следующая картина:

  • Азербайджанцы — около 30 000
  • Армяне — около 25 000
  • Грузины — около 27 000
  • Северокавказцы — около 25 000

При этом в приведённые числа не входят тысячи кавказцев-эмигрантов добровольно вступивших в нацистскую армию и не числившихся в Национальных комитетах, также не указано число кавказцев служивших в Абвере, СД, ЗИПО (Полиция безопасности), “Организации Тодта” (Военно-строительная организация) и подразделениях “Хиви”. Все эти кавказские формирования активно использовались в боях на таких значительных полях сражений как Кавказ, Украина, Белоруссия, Польша, Франция, Голландия и Италия.

Один из числа выживших бергманнцев, которым удалось после войны бежать в Северную или Южную Америку, бывший ефрейтор по фамилии Тутунчян, спустя многие годы говорил так:

“Мы верили в победу и в свободу наших многострадальных стран, но всё провалили и мы, и наши командиры, ничего не объяснив — зачем, за что и до каких пор. Мы воевали за свободу своих семей, а не за идеологию фашистского террора. Мы не плохие… Мы просто хотели вернуться домой живыми и спасти наши семьи и страну от сталинских палачей и от голода… Мы просто обманутые солдаты…” [10].

Странно, в столь высоко оценённом нацистами элитном “Бергманне” легионерам как раз-таки отлично объясняли с кем и за что они воюют, разъясняли это бергманнцам как многочисленные активисты из Национальных комитетов, так и ведомство Геббельса. Потом самих же бергманнцев отправляли в качестве опытных идейных пропагандистов Третьего рейха в различные пехотные национальные роты, чтобы они уже самостоятельно втолковывали своим землякам политическую ситуацию, боролись с коммунистическим подпольем и поддерживали национальный боевой дух легионеров на достойной высоте. Имея звание ефрейтора в “Бергманне”, нельзя же было быть таким наивным и не понимать где ты, с кем ты связался, “зачем, за что и до каких пор”?

Всё-таки нам важен классовый интерес главных заводил всего этого движения “за национальную свободу”, интерес и мотивация тех, кто возглавлял Национальные комитеты и служил посредником между нацистским руководством и своими соотечественниками в Национальных легионах. Даже в ноябре 1944 года эти деятели проводили заседание “Представителей порабощённых Россией народов”, где они обязались прежде всего сотрудничать с Великогерманским рейхом для общего блага их народов и объявляли только себя единственными полномочными представителями “порабощённых народов” и присваивали себе исключительное право говорить “со всем миром от их имени”. Заявление у них получилось очень абстрактное и громогласное, так чего же на самом деле хотели подписавшиеся под этим и многими другими документами В.Саркисян, А.Дудангинский, М.Кедия и прочие татарские, турко-татарские, украинские и белорусские националисты?

Яснее всего, с твёрдой классовой буржуазной позицией, общую националистическую тенденцию выразили представители грузинской эмиграции в своём послании германским властям. Дело было в далёком 1927 году 7 июня, однако актуальности и остроты мысли этот меморандум не потерял по сей день. В сущности в фундаменте идеологии, логике и практики национальной буржуазии капиталистической периферии мало что изменилось. Очень занятно сегодня читать эти строки и отмечать, что такой же национальный снобизм, чувство собственной исключительности и пренебрежительное отношение к соседям по Закавказью никуда не делись у их теперешних духовных потомков из, наконец-то, независимых и свободных буржуазных национальных республик. Перед нами, конечно, грузинская точка зрения национальной исключительности и величия, но с незначительными поправками данный текст мог быть написан хоть армянской, хоть азербайджанской эмиграцией.

Итак, грузинские деятели пишут своему будущему германскому покровителю, что большевизм в их дни не более чем отжившее своё явление. Грузины убеждают немцев, что большевизм настолько захирел, что они — грузины, в состоянии прямо сейчас победить большевиков в пределах Кавказа. За восемь лет хозяйничанья большевиков, говорят они, Россия разрушена настолько, что цивилизованный европеец с трудом может себе это представить. Разграблено всё, промышленность уничтожена, дороги поросли травой, а транспорт развален. Живописуя ужасы варварского большевистского быта грузинские демократы рассказывают про области, где население отвыкло пользоваться металлическими иголками и спичками и перешло к употреблению кремня и рыбной кости.

Помимо возвращения к пещерному быту в стране большевиков разрушена всякая религиозная, семейная и государственная жизнь. По мнению грузинской эмиграции Россия с приходом большевиков напрочь лишилась интеллигенции и совершенно не способна на творческую и созидательную работу. А те редкие интеллектуалы что ещё остались под гнётом большевиков, под давлением коммунистического террора совсем лишились духовных и интеллектуальных сил. Только лишь на окраинных территориях бывшей России сохранились очаги интеллекта и духовной мощи, изящно намекают на Грузию авторы послания. Короче говоря, победить такого хилого врага здоровые националисты из Грузии могут хоть сейчас одной левой, но потом удержать победу, почему-то не смогут… Как они сами говорят, для удержания власти им жизненно необходима помощь и капиталы европейских держав и в первый черёд — помощь Германии.

Проводя анализ экономической политики большевиков мудрые грузины заключают, что иностранный капитал вложился в большевистскую Россию, напрасно ожидая невозможного, того, что она будет эволюционировать вправо до тех пор, пока не превратится в “нормальное государство”. Теперь из-за своей недальновидности капиталисты потеряли капиталы и должны отныне постараться превратить Россию в здоровое буржуазное государство. По заверениям грузинских националистов на Кавказе и в самой России у антибольшевистских сил нет доверия к Англии и Франции, только национальные круги Германии пользуются у них безоговорочным доверием и авторитетом. Поэтому при ликвидации большевизма от германских национальных кругов воинственные грузины-эмигранты ожидают следующего:

1)… они должны:

а)собрать вокруг себя антибольшевистские организации;

б)усилить своим участием взаимное доверие между этими организациями и создать строгую планомерность, являющуюся крайне необходимой для победы;

в)начать приготовления к оказанию необходимой финансовой и технической поддержки.

2)После ликвидации большевизма эта поддержка должна выразиться в проведении финансово-хозяйственно-организационных мероприятий [11].

Что же взамен получат германские национальные круги? Грузины им обещают хозяйственные концессии, которые будут распространены на весь Кавказ и заверены юридически. Кавказ они видят как будущую Кавказскую Федерацию, объединённую вокруг, кто бы мог подумать!, Грузии с центром в Тифлисе. Германский капитал, если только он соблаговолит заняться эксплуатацией бесчисленных богатств Кавказа, в кратчайшие сроки разовьёт торговлю и промышленность региона, что ещё более поспособствует его объединению. Перенос столицы будущей Кавказской Федерации в Закавказье, а именно в Тифлис, самое логичное что могут придумать немецкие друзья грузинской эмиграции.

Азербайджан, уверяют грузины, никогда не был по-настоящему близок с Турцией политически и вообще, ударяются в ностальгию грузинские националы, отдельные ханства Азербайджана находились под владычеством Грузии. Армения — так себе мелочь, состоящая из двух округов Эриванской губернии, потеряла свою единственную силу с приходом большевиков: свой капитал. Да и то этот капиталец был дрянь-дрянью, ничего серьёзного — всего лишь движимое имущество. Короче, Армения не представляет собой никакой силы и никак не влияет на судьбу Кавказа, в её же интересах будет присоединиться к идее Федерации. Словом, как ни взгляни, грузинские националисты тут самые крутые и с помощью Германии решат все проблемы:

“Из сказанного вытекает, что единая политика кавказского народа является вполне возможной. Грузия должна стать центром и душой этой Федерации благодаря своей значительно лучшей организации, благодаря также тому, что на это ей дает право ее неоспоримое историческое прошлое с его временными блестящими периодами и благодаря тому, что она сейчас имеет достаточно сил и опыта, чтобы взять на себя руководящую роль и вполне подготовлена к мудрому руководству государством” [12].

Далее грузинские меньшевики, знакомые с политэкономией, в ярких красках описывают все плюшки, которые получит германская торговля и промышленность. Они отлично понимают за какие струны капиталистической души надо дёргать. Перечисляют ресурсы, которыми богат Кавказ. Указывают на торговое и логистическое значение Кавказа для немецкой коммерции. Разъясняют немецкому капиталу военно-политические преимущества от владения Германией Кавказом. И под конец отчитываются, сколько солдат сможет обеспечить Германии Кавказская Федерация. Самые великолепные, конечно же, грузинские военные, которые “стоЯт во всех отношениях на высоте”, армяне, азербайджанцы и прочие народы тоже кое-чего умеют, но до грузинского военного гения, естественно, не дотягивают. В итоге около миллиона бойцов от Кавказской Федерации грузины немцам обещают.

Замените в этом блестящем меморандуме грузин на азербайджанцев или армян и ровным счётом ничего не поменяется. Таким образом мы отчётливо видим, какие классовые цели преследовали лидеры кавказской эмиграции: вернуть потерянную власть и получить свою долю капитала и постоянных прибылей от какого угодно покровителя, только бы их хозяин сумел свалить и уничтожить ненавистных большевиков с их национализацией, ликвидацией класса капиталистов и обобществлением средств производства.

Широко нынче разрекламированные национальной буржуазией Г.Нжде, М.Э.Расулзаде вполне обоснованно могли винить во всех своих бедах и неудачах “Совок”, и вместе с ними согласились бы всевозможные Дро, Дудангинские, Кедия и прочие. Мечты и дела всей этой публики сбылись в 1990-х годах, отныне закавказские республики выглядят и живут примерно так, как хотелось перечисленным господам. Забавно, что и сегодня приходится слышать обиженные голоса, бубнящие что во всех их неурядицах “Виноват Совок!”. У политика, интеллектуала, бизнесмена, олигарха и рядового гражданина каждой независимой республики СНГ это стало мантрой, заклинанием, правилом хорошего тона и, наконец, паролем, который позволяет распознать своих. “Свои” на Кавказе — это продолжатели бессмертного дела кавказской эмиграции и Национальных комитетов действовавших когда-то под крылышком Третьего рейха.

А карнавал лицемерия продолжается не останавливаясь ни на секунду: азербайджанские, турецкие и армянские политики от капитала в дорогих европейских костюмах встречаются в шикарных залах, что-то обсуждают, что-то подписывают, жмут руки и разглагольствуют о мире и дружбе. Однако мы никак не можем поверить ни единому их слову, ни единой фальшивой улыбке этих добрых, культурных и образованных людей. За спиной каждого из них маячит зловещая тень с кинжалом, автоматом, пультом боевого дрона, а под их ногами яма, заполненная телами солдат, по которым они идут навстречу очередным пустопорожним переговорам после очередной маленькой войны ради национальных интересов. Более естественно данные господа выглядят в те минуты, когда начинают прилюдно обвинять друг друга в “фашизме”, неуклюже нащупывая соринки в чужих глазах, тогда как из глаз каждого из них торчат сучки и брёвна.

Грузинские легионеры

Сотрудница азерпропа М.Гасанова рассуждает в своей заметке о судьбах “будущих граждан Азербайджана армянской национальности”, живущих в Карабахе и печалится о патриотическом воспитании армянских детей, “проживающих на азербайджанской территории”:

“— Но если Нагорный Карабах весь и целиком является территорией Азербайджана и само российское государство на официальном уровне в лице президента этой страны признает территориальную целостность Азербайджана, почему будущих граждан Азербайджана армянской национальности обучают истории России, причем военные?

— Не было бы целесообразно нашим Министерствам образования и культуры на этом этапе хотя бы организовать постоянно действующие выездные бригады в Ханкенди и другие населенные пункты Карабаха, где проживают армяне, и проводить семинары и лекции среди учащихся по ознакомлению с историей и культурой страны, гражданами которой они вскоре должны стать, т.е. Азербайджана?”

Лекции про историю и культуру любой страны можно лишь приветствовать, но только если они придерживаются строгой научной объективности, а не служат националистическим интересам правящего класса. Есть несколько статей написанных азербайджанскими авторами, в которых они рассматривают формирование образа “врага” в школьных учебниках Азербайджана. Может быть усердная сотрудница азерпропа М.Гасанова сама когда-то учила историю по учебникам, рассмотренным в статье учителя истории И.Аббасова «Национальная История» в средних учебных заведениях в контексте образа «Исторического Врага»? Если так, то не совсем понятно, чему она хочет научить детей “главных неверных в чёрных одеяниях”, которые должны “вскоре стать гражданами” Азербайджана? Тем более что Министерство образования и культуры буржуазного Азербайджана, как пишет в рекомендуемой нами к прочтению статье Ариф Юнусов, в своих учебниках давно установило “историческую истину”:

“Неверные в черных одеяниях – армяне и их покровители для ослабления и изоляции нашего государства прибегают ко всяким коварным и подлым замыслам”.

История для масс всегда была инструментом пропаганды, а в эпоху наций и национализма, с конца XVIII века и до наших дней, стала основным создателем и поставщиком национального мифа. От подлинной науки такая история, покорная служанка государственной пропаганды, отстоит очень далеко. Отныне школьные учебники националистических республик Азербайджана и Армении самой логикой их существования призваны воспитывать только буржуазных патриотов, умеющих отделять “своих” от “чужих”и готовых, если это понадобится, принять участие в очередном конфликте. Приведём несколько цитат из статьи Джафара Сеидова “Образ врага в школьных учебниках Азербайджана”:

“В темах, посвященных событиям XVIII-XIX веков начинает проявляться единый образ заклятых врагов – России и армян, которые повязаны единой ненавистью к тюркам в целом и азербайджанцам в частности. Цитата: «Царское правительство начало в массовом порядке переселять армян в Иреван и его окрестности. Самые лучшие земли и дома азербайджанских тюрок были отданы армянам. Целью такой политики было разъединить, вбить клин между азербайджанскими и османскими турками. Армяне, характерной чертой которых являются лицемерие и арменизация тюрко-азербайджанских топонимов, изменили название и этого древнего азербайджанского города. Указом русского царя на древнетюркских землях было создано чуждое образование – Армянская область. Началось массовое переименование всех азербайджанско-тюркских топонимов… Таким образом, древнеазербайджанские земли – Иреванское ханство было отдано царской Россией армянам»”.

Никакого сотрудничества, никакой светлой страницы в истории этих народов никогда не было, как и в армянской пропаганде у азербайджанской “армяне являются вековечными врагами”. Все. Без исключения.

И конечно же на сцену национальной истории выходят всемогущие и злющие большевики и их “ кровавый Совок”, как же без этого:

“…очередь доходит до еще одной трагической страницы в истории Азербайджана – периода репрессий 30-х гг. XX века. Целью репрессий объявляется стремление предать забвению язык, религию, культуру, обычаи и традиции азербайджанского народа, его историческую память. Для того, чтобы оторвать азербайджанский народ от своих корней даже насильственно был изменен алфавит. Но все эти репрессии были неспроста. Ведь «…в осуществлении казней передовых сынов нашего народа большую роль играли и армяне, занимавшие высокие государственные посты. Пользуясь случаем, они под любым предлогом добивались ареста и расстрела представителей азербайджанской интеллигенции. Таким образом, они продолжали свою коварную политику геноцида». Параллельно учащиеся 11-х классов получают разъяснение в виде того, что армяне руководили 31 из 51 райотделов НКВД, и их участие в репрессиях объясняется тем, что они являются генетическими врагами тюрок.

В полном соответствии с отмеченными Эрнестом Ренаном элементами формирования нации, упущению подвергаются какое бы то ни было участие в репрессиях и ответственности за них руководителей-азербайджанцев. Деятельность Мир Джафара Багирова, как руководителя Советского Азербайджана оценивается довольно противоречиво, но вне контекста репрессий 30-х гг. Более того, в новых учебниках для 9 класса есть внешне вроде бы малозаметное изменение по сравнению с учебниками для 11 классов. Так, среди перечисленных сподручных Багирова, позже осужденных вместе с ним, исчезает имя Атакишиева (имеется ввиду, скорее всего руководящий работник НКВД Агаселим Атакишиев). Вместо него появляется Борщев. Это позволяет утверждать, что большевики в подавляющем большинстве были неазербайджанцами и объяснить репрессии этническим фактором”. 

Вполне вероятно, что наступит день, когда лицемерам можно будет наконец скинуть засаленную неолиберальную тогу, надеть коричневую рубашку, и уже не боясь восхвалять генерала Краснова, Дро, А..Дудангинского и прочее, ставить им памятники, выясняя в бесконечных националистических спорах, кто из них отныне достоин называться настоящим фашистом. Правящие классы Азербайджана, Грузии, Армении и России прославляют подобных “героев” потому, что ненависть и страх — к революционерам-коммунистам, большевикам, трудящимся вообще — среди них столь сильны, что тут, хочешь не хочешь, полюбишь всякого контрреволюционера, белогвардейца, интервента и угнетателя трудового народа, пусть даже фашиста. Все методы хороши, только бы оттолкнуть от масс идею социалистических преобразований. История на примере эволюции разнообразных идеалистов доказала, что существует определённый водораздел, есть дорога направо и налево, и кто вступил на правую дорожку, того история доведёт до конца, до мракобесия и черносотенства, фашизма и нацизма.

Читать первую часть

Автор: Рубен Мхитарян

Источники:

[6] Абрамян Э. Кавказцы в Абвере. — М.: Издатель Быстров, 2006. С. 73-74

[7] Романько О.В. Восточные легионы в силовых структурах нацистской Германии (1941-1945): организация, личный состав и численность // Мусульманский мир. 2014. №4. С. 27

[8] Абрамян Э. Указ. соч. С. 149

[9] Там же, С. 177

[10] Там же, С. 207

[11] Соцков Л.Ф. Неизвестный сепаратизм: на службе СД и Абвера. — М.: Рипол классик, 2003. Приложение 1.

[12] Там же, Приложение 1.




Great! Next, complete checkout for full access to Политштурм Армения
Welcome back! You've successfully signed in
You've successfully subscribed to Политштурм Армения
Success! Your account is fully activated, you now have access to all content
Success! Your billing info has been updated
Your billing was not updated