О протестах в Ереване

С 13 апреля в Ереване начались акции протеста против выдвижения бывшего президента Сержа Саргсяна  в премьеры. В соответствии с конституционной реформой в Армении премьер-министр, избранный парламентом 17 апреля, будет первым лицом государства.

Протестное движение началось с акции «Мой шаг»,  инициированной оппозиционным лидером, главой фракции «Елк» («Выход») Николом Пашиняном, —  пеший ход по территории Армении. За несколько дней Пашинян и группа его соратников пешком преодолела более 200 километров, проведя акции в Гюмри, Ванадзоре, Спитаке, Дилижане, Абовяне и Раздане.

Участники акции перекрыли движение в центре Еревана у Площади Франции, полностью блокировав все пять въездов на площадь.

Главная цель протестующих – это недопущение заседания парламента 17-го апреля, в ходе которого состоятся выборы премьер-министра Армении.

В ходе протестной акции, Пашинян также озвучил несколько программных пунктов по решению проблем в стране:

  1. Создание условий для справедливых выборов путем усовершенствования системы идентификации избирателей по отпечаткам пальцев, создав общую базу;
  2. Создание особого органа по расследованию фальсификаций во время выборов;
  3. Финансовая поддержка и защита фермеров со стороны государства;
  4. Для эффективной борьбы с коррупцией чиновники должны сделать свои счета прозрачными для общественности; создание универсального антикоррупционного органа.

Если попытаться коротко охарактеризовать  программу оппозиционера,  то на ум приходит одно слово – популизм. Его программа лишена конкретики, непонятно, каким образом он её будет реализовывать. Стандартный набор тезисов любого буржуазного оппозиционера, не зависимо от партийной принадлежности и страны пребывания.

За честные выборы до тех пор, пока сам не получишь власть. Для них выборы нечестные, так как сами лишены возможности фальсифицировать их итоги.  Предложение по созданию особого органа, расследующего фальсификации на выборах, лишено логики, так как фальсификация выборов и так является уголовно наказуемым деянием, которая в компетенции уже существующих на данный момент правоохранительных органов. Новый орган породит новую ненужную бюрократическую структуру с коррупционной составляющей. Данный орган,  как и все органы надзора и контроля, будет формироваться существующей властью.

Помощь фермерам – это хорошо, но вопрос в другом: где найти источники финансирования, и не только для фермеров?

О борьбе с коррупцией не говорит только ленивый, это излюбленная тема всех буржуазных оппозиционеров. Борцы с коррупцией массам особо не разъясняют суть данного явления,  все сводят к банальному взяточничеству. Коррупцию объясняют нечистоплотностью конкретного чиновника,  а не порождением капиталистических отношений. Они вводят трудящихся  в заблуждение, обещая покончить с коррупцией простой рокировкой чиновников.

Коррупция – неотъемлемая часть любой капиталистической страны,  вопрос лишь в видах и способах,  кое-где она просто узаконена. Одна из разновидностей коррупции – оплата избирательной кампании кандидата на ту или иную выборную должность, что после выборов компенсируется различными услугами (предоставлением выгодных должностей, заказов и т. д.). Коррупция часто связана с лоббизмом. Грань между лоббизмом и коррупцией очень тонка, за Пашишяном  также кто-то стоит, кто-то его финансирует и поддерживает, в случае прихода к власти придётся «отблагодарить».

Господин Пашинян и ему подобные антикоррупционную риторику используют для набора политических очков, им нет дела до нужд трудящихся, они  используют массы как средство для достижения своих классовых целей. Так получается, когда трудящиеся лишены общности классовых интересов. На улицах Еревана  собрались люди, не объединенные общностью экономических и политических интересов. Среди участников можно было встретить деклассированный элемент, студентов, учащихся школ, представителей  работников сферы услуг, малой и средней буржуазии. Не может ненависть к одной личности быть объединяющим фактором.

Исходя из выше сказанного, понятно, что Пашинян и оппозиция в целом антикоррупционной демагогией  отвлекают людей от реальных причин социально-экономических проблем страны. Они призывают бороться не с причиной, а со следствием: ставят ложные, недостижимые цели; поднимают третьестепенные вопросы. И существующая власть, и действующая оппозиция – это часть одной системы, порождены они одним явлением – реставрацией капитализма и грабежом социалистической собственности после 1991 года.

Существующий конфликт – это внутриклассовая борьба за право эксплуатировать собственное население. Часть оппозиции когда-то уже была у власти. Самое главное, они так же, как власть, заинтересованы в сохранении существующей капиталистической системы: они стремятся к власти, чтобы стать ещё богаче, этого можно достичь лишь при сохранении экономического строя.

Лозунгами «за все хорошее, против всего плохого» они скрывают свои истинные цели. Поэтому Пашинян не подымает действительно базовые вопросы: кому принадлежат недра и средства производства; почему в стране господствуют иностранные монополии; о преступном характере приватизации 90-х годов; о привлечении к ответственности лиц, обогатившихся за счёт приватизации.

Мы от буржуазной оппозиции слышим лишь констатацию фактов, которые большинству населения страны уже давно известны. Люди уезжают из страны не из-за коррупции, а из-за отсутствия рабочих мест. Рабочие места на пустом месте не появятся, нужны крупные промышленные производства, а их уничтожили в годы становления капитализма.

Нецелесообразно иметь при капитализме в небольшой стране столько крупных производств: некуда сбывать продукцию, рынки сбыта  уже заняты; для внутреннего рынка столько продукции не требуется, возникает кризис перепроизводства, падает прибыль, после — сокращение выпуска продукции, и как следствие, сокращения и безработица. В итоге мы приходим к тому, что имеем сейчас. Малый и средний бизнес? Не могут все заниматься бизнесом.

Массы вышли на улицы Еревана за то,  чтобы сменить одних эксплуататоров на других, что говорит о несознательности людей и отсутствии понимания своих классовых  интересов. Вся их борьба – это следствие иллюзии: сменой одной личности на другую возможно изменить жизнь к лучшему; простая борьба с коррупцией превратит страну в условный «сингапур».

Очевидно, что для решения стоящих перед страной проблем необходимы революционные преобразования совсем иного порядка, необходимо сменить экономический базис, который порождает социальное неравенство, коррупцию и безработицу. Но до таких преобразований еще далеко: для начала необходимо осознать свои классовые интересы, перестать быть массовкой на мелкобуржуазных протестах.

Понравился материал?
Поддержи «Политштурм»